Мосты, которые мы перейдем в одиночку…

Обыкновенно то, что замечают окружающие в человеке, начавшем посещать психолога - это изменения к худшему. Человек вдруг, посмотрите-ка на него! начинает заботиться о себе, отстаивать границы… Становится дико неудобным. Именно поэтому так много психологов не берется заниматься с подростками: тех в терапию приводят родители и когда психолог начинает касаться стремлений, желаний и интересов этого подростка, родители обычно хлопают дверью и забирают чадо из терапии.

Обыкновенно то, что замечают окружающие в человеке, начавшем посещать психолога — это изменения к худшему. Человек вдруг, посмотрите-ка на него! начинает заботиться о себе, отстаивать границы… Становится дико неудобным.

Именно поэтому так много психологов не берется заниматься с подростками: тех в терапию приводят родители и когда психолог начинает касаться стремлений, желаний и интересов этого подростка, родители обычно хлопают дверью и забирают чадо из терапии.

Мы же, взрослые, так обрасли структурами, тянущимися из истрии разных неврозов, на нас навешено столько задач, которые мы выполняем автоматически, такое количество коммуникаций идет по доному и тому же сценарию из года в год, выводя нас из равновесия… часто взрослый человек похож на разваливающийся дом, который то тут, то там подпёрли балками, кое-где укрепили поосновательней, но в любом случае, конструкция ненадежная, перекошенная, некрасивая.

Когда мы начинаем перестраивать этот дом, понятное дело, это рушит ряд невротических союзов. Псевдо дружбы, в которых битый битого возит, паразитические коммуникации с родителями… Человек освобождается, расправляет плечи… И это вызывает массу недовольства со стороны. И кажется, что только хуже стало. И сам еще не укрепился в своей настоящей самости, отрытой из-под груды хлама, и сама эта груда хлама настроена враждебно… Это как раз и есть один из наших мостов — когда по-старому уже невозможно, а по-новому неизвестно как.

Каждый остается один на один со своим страхом неизвестного, страхом естественным, природным, зашищающим от опасности… Но и ограничивающим развитие.

 

Продолжать ли жить в покосившемся сарае, в надежде, что он не обрушится или самому принять решение разобрать сомнительную конструкцию, чтобы построить свой новый дом?…. каждый принимает это решение сам, принимает его снова и снова, потому что и новый дом обветшает однажды.

Очень поддерживаю вас, мои дорогие друзья, проживающие эту жизнь сквозь страхи, принимающие сложные решения… Это пронзительно и очень красиво.

Особенно в тот момент, когда мост перейден и в жизнь входят новые люди, отношения окрашиваются новыми красками и мы с улыбкой вспоминаем тот период — ну а чего я, собственно, боялся?